На главную / Отзывы / История Марины и Кристофа

История Марины и Кристофа

Posted on

Я пришла в брачное агентство в холодный дождливый день. Поскольку встреча была назначена заранее, я притащилась в такую сырость аж из Дзержинска. Заполнила анкеты (я знала только французский, но неплохо и поэтому просила искать мне только франкоговорящих женихов) и собиралась уже уходить, ожидая результата. Я была уверена, что хоть какой-то отклик мне обеспечен – я заранее сходила в фотоателье к приятелю, подготовилась, одним словом. Но мне предложили задержаться, полистать папочки с анкетами, может быть, выбрать кого-то. Первая предложенная анкета мне и понравилась. Молодой парень, 27 лет (мне 23), семейный бизнес, приятное располагающее лицо. Ему-то я и попросила отправить свою анкету – и убежала на электричку.

Я почему-то совсем не удивилась, когда буквально через пару дней на электронный адрес фирмы, в которой я работала, пришел ответ от Кристофа. К тому моменту у меня не было своего собственного электронного адреса, и его письмо приняла наш бухгалтер – самая большая сплетница в конторе. Он вложил еще и с десяток фотографий, в том числе дома и машины, после чего коллеги каждый день спрашивали про моего богатого французского жениха. На самом деле Кристоф – вовсе не богатый. У них, правда, есть небольшой семейный бизнес (аптека), но он не приносит сногсшибательных доходов, там более что во Франции высокие налоги и вообще дорогая жизнь. И далеко не самый высокий уровень жизни в Европе.

События развивались стремительно, вскоре он довольно часто звонил, мы много шутили и подолгу болтали по телефону. Я не могу сказать, что влюбилась в него сразу. Вовсе нет. Сначала я к этому относилась просто как к интересному эксперименту. А вот Кристоф для себя еще до встречи решил, что я та девушка, которую он так долго искал.

В общем, ближе к Новому Году, я собралась к нему в гости. И хотя в агентстве меня долго отговаривали, советуя купить тур, я поехала прямо к ним домой (Кристоф жил с родителями, что для Франции нетипично). Он выкупил мне билеты в Эйр-Франс, а я их забрала в представительстве компании. За визой мне пришлось ехать в Москву в посольство, меня все пугали вероятным отказом, однако визу я получила без проблем. Правда, пришлось прямо с поезда ехать занимать очередь, и пару часов простоять на улице перед посольством.

Он встречал в меня Париже, аэропорту Шарль-де-Голль и даже не поцеловал в щечку – видимо, боялся. Хотя потом я поняла, что во Франции все целуются со всеми и если даже на вечеринке двадцать человек, таким образом «приложиться» нужно к каждому, иначе посчитают невежливой букой. И мы сразу поехали на его машине – двухгодовалом «Пежо» — к ним домой. Родители уже приготовили ужин, конечно, я волновалась, но все прошло хорошо. Достала подарки, закупленные в «Художественных промыслах». Матрешки, к моему изумлению, им и правда понравились, а вот икра не впечатлила абсолютно никого – зря я тратилась! Пришлось мне есть ее самостоятельно.

Потом деликатные родители, оказавшиеся вполне милыми людьми, уехали на неделю кататься на лыжах в Альпы, и дом оказался в нашем с Кристофом распоряжении (сейчас у нас уже свой дом). Но первый раз мы поцеловались …. в его машине прямо перед домом, после ужина в уютном ресторанчике. Просто вдруг поняли, что нужно это сделать «здесь и сейчас». Вообще не было контраста с его образом, сложившимся по письмам, он оказался таким же спокойным, уравновешенным и оптимистичным. Я же, по его мнению, в жизни более веселая и непредсказуемая. Я прожила у них месяц – столько позволяла виза. Перед моим отъездом он сделал мне предложение, но я сказала, что перед принятием решения мы должны встретиться хотя бы еще раз. Через два месяца Кристоф приехал знакомиться с моей мамой, причем тоже жил в нашей квартире в Дзержинске, и тут я уже согласилась. Брачную визу, позволяющую заключить брак по истечении трех месяцев, получила довольно легко, правда, пришлось мотаться на медосмотр в Москву.

Брак мы зарегистрировали два раза – один раз в мэрии, из-за бумаг, а второй раз больше чем через полгода в церкви. Вообще для французов регистрация в мэрии –это не такая уж и торжественная церемония, хотя я волновалась как надо. Хорошо, что рядом была моя мама.

Сейчас я учу язык, и немного помогаю в семейной аптеке. Родители поговаривают, чтобы передать этот бизнес нам полностью. Я не против, хотя возможно, мне захочется чего-то более активного. Но пока что я не ощущаю себя достаточно уверенной в себе и своем владении языком, чтобы пойти наниматься к кому-нибудь на работу. Может быть, я и останусь в семейном деле. Все-таки это лучше, чем работать на чужого дядю.

В моей жизни здесь есть свои трудности. Это не сказка, во всем есть свои отрицательные стороны. У меня очень любящий молодой муж, мне во всем помогает свекровь, у нас уютный, хоть и небольшой дом. Мы не богаты, у нас пока одна машина на двоих, но уровень жизни, конечно, намного выше среднего российского. Я люблю устраивать барбекю в нашем маленьком садике и думать о том, что для полного, абсолютного счастья мне бы хотелось перенести всю эту жизнь в свой Дзержинск. Чтобы родные и друзья были рядом. Но это, к сожалению, невозможно. Я часто звоню домой, иногда приезжаю, но чувствую, что в России мне было бы уже тяжело жить. К хорошему привыкаешь быстро. Жаль, что эти две жизни невозможно совместить.

Top